Главная » 2009 » Апрель » 20 » Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать
13:38
Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать
Туристам, прибывшим в Азербайджан, предлагается несколько туристических маршрутов, а одним из самых популярных является маршрут Баку-Закатала. В последние годы количество людей, посещающих Азербайджан, стало расти. Как соообщает Turan Information Agency со ссылкой на начальника управления при Министерстве культуры и туризма Айдына Исмиева, в 2008 году страну посетили 1, 898 млн. человек, из которых более 1,4 млн. человек были туристами, что на 400 тыс. человек больше, чем было в 2007 году. В страну в основном приезжают туристы из Турции, России, Ирана, Европы. Параллельно с этим, «за последний год серьезно возросло количество желающих заняться конным туризмом. На июнь этого года уже запланировано 7 групп по 8-12 человек. В Центре практикуется иппотерапия – лечебная верховая езда. Также совместно НПО «Экосфера» мы готовим специальный проект для детей и подростков. В планах также много других проектов», - сказал руководитель центра конного туризма при министерстве Т.Агаев.
Настораживает лишь тенденция к превратному, если не сказать извращённому, повествованию краеведами, гидами о Закаталы. Каким рискуют запомнить Закаталы туристы видно уже по фрагментам одной только статьи уважаемого Фаика Закиева, которую мы приводим без изменений, потому что автор смешал в одно и правду и вымысел. Воистину, лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. Особенно ярким пьятном смотрятся понапридуманное "Загертала" и "Голуди".

Загатала - без старины?
Зачем, порой издержав средства из вовсе небогатой семейной “казны”, люди выходят на туристско-экскурсивные тропы? Может, спешат отдохнуть на солнечных даже зимой пляжах заморских стран? Или, скажем, покоя не дает желание подняться на перевалы окованных вечными снегами заоблачных Кавказских гор? Может быть, но не только... Чтобы познакомиться с историей и культурой страны, ее далекими и близкими регионами, жителями, оставившими яркий след в судьбе народов и наций. А еще, чтобы нечто новое для себя открыть, удивиться и восхититься от увиденного... Не потому ли туристские маршруты, как правило, прокладываются в ландшафтах с богатыми историческими, этнографическими и культурными достопримечательностями. Скажем, в городе Шеки туристы во время своих экскурсий посещают Дворец шекинских ханов с окнами-шебеке, красотой и убранством восхитивший некогда друга поэта А.С.Пушкина - Н.Н. Раевского, а также путешествовавшего в этих краях в 1858 году знаменитого писателя из Франции Александра Дюма - отца, а по соседству с возведенной в XVIII веке шекинской крепостью, они спешат в ныне ставший мемориальным музеем небольшой, приземистый, с открытой верандой и под черепичной крышей дом, где детские и юношеские годы провел великий азербайджанский просветитель, ученый и писатель Мирза Фатали Ахундов, а в селе Киш Гахского района - в отреставрированную албанскую апостольскую церковь, которой, как считают историки, 1500, не меньше, лет. В другом недалеком отсюда районе - Исмаиллинском туристская тропа бежит-петляет под круто “взобравшейся” высоко над рекой “Ах-ох” крепостью “Гыз галасы” XII-ХIII веков.

“Исчезнувшая” крепость...
А что туристов ждет в городе Загатала? Что, собственно, увидят, чем поразятся они, побывав в этом уютном курортном уголке у южной подошвы Главного Кавказского хребта? “Как чем? - вероятно, в недоумении переспросят меня читатели. - Боевой, скажем, крепостью на каладузе, в которой в позапрошлом веке под строгим надзором томились поляки, в 1864 году поднявшие восстание в вассальном России “Королевстве Польском”, а в 1905 году - матросы броненосца “Потемкин”...”. Поначалу, впрочем, я тоже так считал...
Но недавно, в утренний час поднявшись по широкой каменной лестнице на каладуз над городом, я так и не узрел хорошо знакомые мне и видимые некогда отовсюду очертания крепости, со стенами из хорошо обтесанных и плотно пригнанных друг к другу камней и с воротами за “Солдатским плацем”.
Словом, куда-то запропастилась, растворилась, будто в солнечной дымке, старая крепость, совсем как нью-йоркская Статуя Свободы в фокусах Дэвида Коперфильда... Уж не порушили ли ее, подумал вдруг я, чтобы затем на этом месте возвести дома- “высотки”, коттеджи? Но вскоре догадался, в чем тут дело. Нет, никто не покушался столь коварно на тамошнюю крепость, значащуюся в перечне охраняемых государством памятников истории и археологии, да и знаменитый заморский маг тоже тут не при чем. Просто обширный плац перед цитаделью из конца в конец застроили кварталами этажных зданий, за которыми и “спрятался” северный фасад с фортификационными крепостными сооружениями. А слегка округлый угловой стык небольшой части полуразрушенной северо-восточной стены, “каменным носом” разбитого корабля боязливо выглядывавший из-за крон деревьев, слева по дороге на каладуз, смотрится всего лишь театральной декорацией, не больше...
Но, даже миновав “заслоны” из кварталов, все равно никак не попасть в крепость, в которой в старину сидел военный комендант, окружной начальник, находились госпиталь, гарнизонная церковь, а позднее - работали мебельная фабрика, орехоочистительный цех, поликлиника с амбулаторией, а еще школа-интернат, позднее уступившая свое здание историко-краеведческому музею: в крепость ныне не пускают ни туристов, ни историков, ни археологов. Никого, словом...
А между тем, именно с этой “исчезнувшей” крепости, по сути, и начиналась биография города Загатала. В 1830 году, дабы оградить мусульманские регионы Закавказья от мюридизма, который к этому времени из религиозного движения быстро стал перерастать в социальное, на месте небольшого села Загертала, вблизи неспокойного Дагестана, была заложена крепость “Новая Загатала” - уездный центр будущего военного округа, почти одновременно с крепостью “Новая Губа”, ныне г. Гусар на северо-востоке Азербайджана.


Село Загертала, ставшее городом уездным...
Первыми его жителями, а это вместе с детьми - всего 1237 человек (по данным переписи 1991 года, в нем уже было свыше 20 тысяч человек), стали служащие окружной администрации, военные чины, пожелавшие поселиться в этом краю отставные офицеры и солдаты, амнистированные поляки, купцы, военные и гражданские лекари, ремесленники - кузнецы, оружейники, ювелиры, плотники, каменных дел мастера. Постепенно в нем появились постоялые дворы, караван-сараи, базар у реки, лавки, складские помещения, бани, трактиры, больница с лечебницей... Годами позднее, когда Загатала “выползла” из крепостных стен, более состоятельные обзаводились добротными каменными зданиями под крепостными стенами, остальные обстраивались холодными зимой глинобитными “времянками”, на по весне заливаемых Талачаем землях - азербайджанцы, аварцы, лезгины, русские, украинцы, грузины, греки... Сеяли пшеницу, ячмень, овес и рис, растили фруктовые, ореховые, каштановые сады, выращивали табак, картофель, разные овощи в огородах, а также занимались животноводством и пчеловодством.
Ну а что еще интересного, познавательного кроме “исчезнувшей” крепости могли бы увидеть туристы и экскурсанты, побывав в Загатала? Вероятно, их заинтересовало бы и многое другое, если бы наши историки, археологи и этнографы следы старинных цитаделей, феодальных замков, башен, мастерских ремесленников, мавзолеев, культовых сооружений разных эпох старательно искали бы и среди старых зданий районного центра, и, скажем, в селах Джар, Мосул, Кебелоба, в руинах легендарного Голуди, а также на скатах высоких гор - среди эйлагов и в лесных непролазах ущелий. Но беда в том, что их давно у нас не ищут, довольствуясь тем, что имеют, а имеют - самую малость... А между тем, весьма интересными объектами для международного туризма, своеобразными “малыми музеями” могли бы стать, к примеру, старые кузницы, мастерские ювелиров и кожевенных дел мастеров, трактиры, русские бани с мокрыми парилками, первых построек жилые дома, речные мельницы, которых, рассказывают, только на Катехчае даже в 30-40-х годах минувшего века было с десяток.


“Капиз даря”, “Чингизгала”...
И, возможно, в виде исключения туристам дорогу показали бы в рокочущее круглые сутки речной водой, живописнейшее в любое время года ущелье реки Катех, полной форелями в верхней ее части. Но выше Катехского водопада путешественникам путь “заказан”, ибо вблизи него начинаются закрытые для любых посещений владения государственного заповедника, с его постами и кордонами, в которых круглые сутки дежурят вооруженные стражи природы - егеря.
Впрочем, с разрешения дирекции и непременно в сопровождении егеря или инспектора в густой лесной непролазе у слияния рек Килисачай и Мауровчай, где по крутым террасам бежать-петлять начинает горная тропа в Дагестан, вы можете набрести на небольшую крестово-купольную албанскую церквушку V столетия “Капиз даря”, с искусно сдвоенной часовенкой и уже в наши дни кладоискателями развороченной абсидной частью, где обычно встречаются захоронения. Но даже в печальных руинах ее чудом сохранившиеся стены из красного, как кровь, кирпича покоряют архитекторов строгостью своих очертаний и гармоничностью пропорций. Как считает известный археолог, кандидат исторических наук Алия Карахмедова, не однажды проводившая в ней раскопки, памятник этот не раз в поисках золота рушили: в XIV веке воины Тимура, а в XVIII - Надиршаха. И тем не менее, богослужение в “Капиз даря”, оказывается, велось даже в веке XIX: в ней молились спускавшиеся по тропе из Дагестана в речное ущелье русские солдаты и офицеры. Церквушка-то, что ни говори, была албанская, то есть христианская...
Если бы функционировала Загатальская турбаза, с 1990 года ставшая обителью-убежищем для сотен беженцев из захваченных армянами исконных наших земель, путешественники под началом инструкторов, как бывало прежде, поднимались бы на острый, как нож, гребень Гамзигора, а также совершали бы экскурсионные вылазки в село Джар, чтобы познакомиться с необычной биографии и судьбы “Чингизгалой”, четырехэтажной оборонительной башней XIII века, в гордом одиночестве высящейся посредине большого двора, с жалкими следами крепостных укреплений. Правда, в 1927 году, в пору, когда замечательный азербайджанский ученый, как говорится археолог от Бога, Александр Алекперов описывал ее в журнале “Известия Общества обследования и изучения Азербайджана”, последняя находилась в нескольких километрах к северу от села, а сегодня - чуть ли не в его центре. Джар давно перевалил былые свои границы.
На опубликованной там же фотографии “Чингизгала, с порушенной кровлей, мне показалась дряхлой от старости, понуро-печальной. Впоследствии, вероятно, во время каких-то ремонтных работ, кровлю башни восстановили, но от этого, увы, привлекательной последняя нисколько не стала - из-за “прилепившихся” к ней с южной стороны несуразных жилых пристроек. А судя по самовольно прорубленным в древних стенах окнам со ставнями на всех четырех этажах порядком осевшей башни, в ней, скорее всего, давно прописались сельчане. Даже, не исключаю... с приватизацией под жилье этого исторического объекта. Ну, как все это назвать, если не надругательством над охраняемым государством уникальным памятником архитектуры средневекового Азербайджана?!

Категория: Алазанская долина | Просмотров: 1091 | Добавил: Alazan
Всего комментариев: 0
avatar
Контакты
RedАкция
191024, Saint-Petersburg,
Mytninskaya st., 1/19



info@alazan.su
Mirum
sample map