Главная » 2009 » Май » 19 » Правительство Японии построило в Белоканском районе медицинский пункт
09:36
Правительство Японии построило в Белоканском районе медицинский пункт
В селе Талалар Белоканского района 21 мая в рамках программы японского правительства «Корни трав и безопасность человека» состоится торжественное мероприятие, посвященное завершению проекта строительства медицинского пункта. Как сообщает 1news.az со ссылкой на пресс-службу посольства Японии в Баку, в церемонии примут участие посол Японии в Баку Хидеоми Нагошима, глава исполнительной власти Белоканского района Асиф Мамедов. Реализация проекта началась 17 декабря 2008 года, стоимость - $88 тыс. Медицинский пункт будет обслуживать 1435 жителей села. В посольстве сообщили, что всего в рамках данной программы финансировано 115 проектов на общую сумму $8 млн 70 тыс. 115. Всего в рамках правительственной программы развития Япония финансировала реализацию в Азербайджане проектов на общую сумму $1,03 млрд.
Стоит отметить, что присутствие Японии на Кавказе имеет свою историю, да и интересуют его не только "травки". Как свидетельствуют материалы сайта Аgentura.ru, по прошествии 50 лет с момента поражения во второй мировой войне, Япония занялась восстановлением некогда утраченных позиций в Центральной Азии и Закавказье. Отказавшись от имперского наследия и воинственного национализма, японцы сохранили веру в свою особую миссию в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Идея занять в нем лидирующее положение никогда не покидала потомков легендарной Аматэрасу. Однако теперь они сделали основной акцент не на военную мощь, а экономическую экспансию. Переоценка тактических способов достижения сей исторической цели, зафиксирована в концепции комплексного обеспечения национальной безопасности Японии. Она была разработана еще в конце 70-х и с тех пор последовательно и энергичнореализовывалась на практике. Токио удавалось гармонично совмещать рыночные, военно-политические и дипломатические методы в осуществлении этой концепции. На начальном этапе она была направлена на повышение экономического потенциала страны, с расширением ее влияния в Восточной и Юго-Восточной Азии. Основным соперником Японии, как и в конце XIX столетия, выступала Китайская империя теперь уже в лице Народной республики. Атмосфера "холодной войны" долгое время гарантировала Токио безоговорочную поддержку Вашингтона. Тем более Япония являлась одним из главных союзников США в сдерживании "коммунистической угрозы" в АТР. Однако крах СССР значительно изменил расстановку сил в этом регионе и обнажил противоречия геополитических интересов Токио и Вашингтона. Вместе с тем отступление России из Центральной Азии и Закавказья позволило Японии восстановить здесь свои позиции, утраченные в результате военного поражения. 
Евразийский прорыв 
Еще в конце 80-х заметно возросло внимание японских исследовательских институтов и аналитических центров к политической ситуации в советских республиках Средней Азии. Особый интерес вызывали у них вспышки межэтнической розни в регионе, противоречия между Ташкентом и исламской оппозицией Ферганской долины, влияние афганского конфликта на ситуацию в Таджикистане. Согласно американским источникам, первоначально все эти процессы рассматривались аналитиками Информационно-исследовательского бюро (ИИБ) Японии (главная разведслужба страны) преимущественно в китайском контексте. Они пытались определить степень потенциального влияния дальнейшей дестабилизации в Средней Азии на ситуацию в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая (СУАР). Максимальный интерес японцев вызывала обстановка в Казахстане, особенно в южных и восточных областях. Он был вызван не только наибольшей протяженностью границы этого государства с КНР во всем центрально-азиатском регионе. Предметом пристально внимания ИИБ являлись связи местных казахов и уйгуров со своими соплеменниками в СУАР, а также активность восточно-туркестанской оппозиции на территории Казахстана. 
Именно нестабильность в бывших среднеазиатских республиках в первой половине 90-х повлияла на политику Японии по отношению к ним. Поскольку главным ее инструментом является экономическая "экспансия", в Токио посчитали преждевременным начинать активные действия в данном регионе. Поэтому японцы заняли весьма осторожную и выжидательную позицию, продолжая внимательно отслеживать происходящие здесь процессы. Они же в 1993-94 годах окончательно убедили ИИБ в нецелесообразности развития каких-либо контактов с Таджикистаном. Вспыхнувшая в этой стране гражданская война, к тому моменту приобрела затяжной и бесперспективный характер. Иная ситуация складывалась в соседнем Узбекистане и Казахстане. Их лидеры не только сумели сохранить и укрепить свою власть, но и активно взялись за развитие связей со странами Среднего Востока, Европы и США. Тех в свою очередь привлекали природные богатства и выгодное географическое положение центрально-азиатских государств. Для Японии и то и другое имело чрезвычайно важное значение. Нефтяные запасы Казахстана позволяли ей обрести, независимость в области энергоснабжения от гораздо более непредсказуемого и удаленного Ближнего Востока. Огромные залежи золота, серебра и меди в Узбекистане и Казахстане гарантировали устойчивое снабжение Японии этими драгметаллами, с относительно низкой затратой на транспортировку. Не меньшее значение имело для Токио геополитическое положение центрально-азиатских государств. Через них при наличии соответствующей инфрастуктуры Япония приобретала выход к Персидскому Заливу и на Ближний Восток (откуда она получала более 80% потребляемой нефти), а также к энергоресурсам Каспия и на европейский рынок. Особую ценность в этой связи японцы усматривали опять же в развитии связей с Казахстаном. Территория этой страны представлялась им наиболее подходящей базой для дальнейшей экспансии по всем направлениям. В качестве члена ОЭС Казахстан имеет выход к Средиземному морю, Персидскому и Оманскому заливам, являясь также удобным транзитным пунктом на пути в Закавказье и Европу. Однако пока Токио оставалось сторонним наблюдателем, всеми этими преимуществами пользовались другие, особенно Вашингтон, Анкара и Пекин. К середине 90-х японцы осознали, что дальнейшее бездействие лишает их возможности воссоздать свои былые позиции в Евразии. С того момента японские эксперты приступают к активному изучению на местности политэкономического климата в регионе. Особую роль в этом сыграли сотрудники Японского агентства международного сотрудничества (JICA). В 1994-96 годах начинается стремительное проникновение Японии на центрально-азиатский рынок. Наиболее интенсивно она устанавливает экономические и политические связи с Казахстаном. За ним следует Узбекистан, Кыргызстан и Туркменистан.
Токио всячески поощряет внедрение отечественных частных компаний в различные сектора местной экономики, создавая для того самые благоприятные условия. Вскоре их активность достигает таких масштабов, что дисциплинированным, приученным мыслить общенациональными категориями японцам, одной лишь господдержки уже не достаточно. Они все чаще призывают четко определить концепцию региональной политики Токио. С этой целью были разработаны принципы ее "евразийской дипломатии", которые летом 1997 года огласил премьер-министр Хасимото. В ней Центральная Азия и Кавказ названы зоной стратегических интересов страны Восходящего Солнца. Соответственно "евразийское" направление становиться одним из приоритетов японской внешней политики. В январе 1998-го правительство одобряет программу "Великого Шелкового пути" определяющую практические задачи "евразийской дипломатии". Она призвана стимулировать развитие политического диалога и экономического сотрудничества с государствами Центральной Азии и Закавказья. Особый акцент ее авторы делают на участии в проектах по разработке и транспортировке энергоресурсов. 
Опираясь на "евразийскую дипломатию" и программу "Великого Шелкового пути", в 1997-98 годах Токио значительно расширяет свое присутствие в регионе. Именно тогда сюда ринулись почти все индустриальные и финансовые гиганты страны Восходящего Солнца. Национальная нефтяная корпорация(ННК "Нихон сэкию кодан") развернула бурную деятельность по поиску и добыче энергоресурсов в Казахстане и Узбекистане. "Мицубиси" совместно с китайцами и американцами приступила к сооружению трансазиатского трубопровода по маршруту Туркменистан - Казахстан - КНР - Республика Корея - Япония. Сразу несколько крупных японских концернов приступили к поиску и оценке залежей драгметаллов в Кыргызстане и Узбекистане. Осенью 1998-го японцы впервые вышли к северному побережью Каспия. ННК и корпорация "Inpex Nord Ltd." (совместно с американской "Philips Petroleum") получили право на самостоятельную разработку здешних нефтяных месторождений. 
Одновременно начинается японский "поход" в Закавказье. Не удивительно, что основное внимание Токио изначально уделяло Баку. Это объясняется не только энергетической "привлекательностью" Азербайджана, но и историческим наследием кавказской политики Японии. В первые два десятилетия XX века именно здесь она обладала самым большим влиянием из всех областей Закавказья. При содействии англичан еще в 1904-05 годах Азербайджан (наравне с юго-западной Грузией) превратился в региональный плацдарм японской разведки. Осенью 1918-го с выводомтурецких войск из Азербайджана и Армении, Лондон совершенно серьезно рассматривал возможность заменить их японскими подразделениями. Согласно английским источникам, подобные планы были отнюдь не безосновательны, поскольку Токио имело здесь весьма прочные позиции. 
Почти 80 лет спустя, японцы вернулись. Правда, теперь в несколько ином качестве. На сей раз по официальной версии, первопроходцем являлась компания "Иточу сёдзи". С 1996 года она участвует в разработке 3-х нефтяных месторождений азербайджанского шлейфа Каспия. Кстати теперь проникновению Токио в Азербайджан содействовали уже не англичане, а их преемники в современной "Большой игре" - американцы.  
Как бы то ни было, 1996 год считается поворотным в закавказской политике страны Восходящего Солнца. Приоритетным ее направлением стало именно азербайджанское. По словам упоминавшегося, Хасимото, особое отношение к этому государству определяется его энергетическим потенциалом и чрезвычайно выгодным геополитическим положением. Оно же, как заявил в начале 1998-го японский лидер, позволяет Токио значительно расширить свое влияние в масштабах всей Евразии. Последующая активность японской дипломатии и частных компаний полностью соответствует этой установке.  
Как и в XX столетии, вслед за Баку японцы появились в Тбилиси. Первой крупной компанией, проникшей туда в 1996, опять оказалась "Иточу сёдзи". В дальнейшем, сохраняя инициативу в своих руках, она сыграла ключевую роль в определении приоритетов японской политики и бизнеса в Грузии. Прежде всего, они касаются энергетической отрасли и развития транзитной способности этой страны в восточно-азиатском и европейском направлениях.  
Армения оказалась последним из закавказских государств, где появились японские дипломаты и предприниматели. Первые серьезные контакты Токио с Ереваном приходятся на 1997 год. Однако лишь по прошествии трех лет между ними было установлено более и менее активное межгосударственное и экономическое сотрудничество. Официальный визит армянского лидера в Японию в конце 2001 года как раз преследовал целью стимулировать развитие двусторонних связей, хотя бы до уровня японо-грузинских отношений.


Адрес посольства Японии в Баку:

пр. Измира, 1033, Hyatt Tower 3
Посол Тадахиро Абе
Тел.: 490 78 18, 490 78 19
Факс: 4907820
japan@embassy1.baku.az


Категория: Алазанская долина | Просмотров: 1092 | Добавил: Alazan
Всего комментариев: 0
avatar
Контакты
RedАкция
191024, Saint-Petersburg,
Mytninskaya st., 1/19



info@alazan.su
Mirum
sample map