Главная » 2017 » Ноябрь » 3 » Борьба за "экспонат №119"
09:06
Борьба за "экспонат №119"

На фоне зазвучавших в очередной раз в канун годовщины российской октябрьской революции призывов к захоронению Ленина, разразились дискуссии связанные с судьбой и других исторических личностей, чья участь схожим образом не разрешена до сегодняшнего дня.

Импульс теме придал глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, который выразил мнение, что "предать земле нужно как тело Ленина, так и наиба имама Шамиля Хаджи-Мурата.

«Решать вопрос о захоронении Ленина должен, конечно же, президент России Владимир Путин. Но я лично убежден, что довольно глазеть на труп Ленина. И руководителя революции давно пора похоронить, это и разумно, и человечно», – написал Кадыров в своем Telegram-канале. Он назвал «неправильным» то, что в центре российской столицы «стоит гроб с мертвым человеком».

«При этом решение о захоронении не должно быть выборочным, – добавил глава Чечни. – Предать земле нужно как тело Ленина, так и наиба имама Шамиля Хаджи-Мурата, голова которого по сей день хранится в музее Санкт-Петербурга».

Российские СМИ, комментируя позицию Кадырова, отмечают, что "судя по всему, Лениным Кадыров заинтересовался не просто так, у него свой интерес: заодно добиться захоронения головы другого исторического героя, более важного для Кавказа – Хаджи-Мурата".

И вправду - если чеченский лидер сумеет закрыть вопрос с черепом наиба, чего не смогли сделать аварцы и аварские лидеры современности, то это окончательно втопчет в землю авторитет аварцев и аварской пассионарности на Восточном Кавказе. 

Петербургский музей антропологии и этнографии (Кунсткамера), в коллекции которого находится череп аварского вождя и военачальника Шамиля Хаджи-Мурата, после предложения главы Чечни Рамзана Кадырова захоронить эти останки, объявил, что судьбу экспоната решит межведомственная комиссия, в состав которой входят ученые, представители Минкультуры, ФСБ, МВД, МИД и Российского военно-исторического общества.

«Вопросами, связанными с так называемым «черепом Хаджи-Мурата» занимается межведомственная комиссия, специально созданная Министерством культуры РФ. По решению Минкульта все материалы работы комиссии до принятия решений имеют гриф «Для служебного пользования». Комментировать эти документы администрация Музея антропологии и этнографии не имеет права», – сообщили «Фонтанке» в четверг в пресс-службе музея.

Как рассказали сотрудники музея, работа комиссии идет с 2015 года, а предложения о захоронении начали поступать в музей еще раньше – в 1990-е. Главная задача – перед принятием решения о предании останков земле необходимо их идентифицировать. Пока с уверенностью заявлять о принадлежности черепа Хаджи-Мурату невозможно. С 2001 года останки не экспонируются для публики.

Хаджи-Мурат - аварский вождь и военачальник, наиб имама Шамиля и его «правая рука». Персонаж одноименной повести Льва Толстого. В течение 10 лет Хаджи-Мурат был правой рукой имама. В эти годы он организовал немало ошеломляющих военных рейдов, сделавших его имя легендарным. Туда, где мог объявиться «призрачный», как его называли, Хаджи-Мурат, русское командование направляло лучшие отряды из элитных воинских частей. Свои маневры Хаджи-Мурат проводил не только ради добычи, но и, как карательные акции, ради мести, в том числе, в целях упреждения агрессии на Аварию. При этом часть добычи доставшейся в результате военных маневров неизменно выделялась на социальные нужды - сиротам и вдовам. Хаджи-Мурат одним из самым выдающимся из всех горских воинов. Его храбростью восхищались не только в Дагестане и в Чечне, но и за пределами. Слава его подвигов облетела весь Кавказ и Россию.

Погиб в стычке с превосходящими силами казаков и горской милиции в местечке приграничном современным Закатальскому и Кахскому району Азербайджана. Вместе с четырьмя своими сподвижниками сражался с 300 противниками, окопавшись в небольшой яме и затыкая в теле дыры от пуль кусками бурки. После того как на его глазах погибли двое его соратников, а сам получил он 12 пулевых ранений, кинулся с кинжалом в руках на идущих на него врагов.

Знаменитый храбрец Кавказа погиб обняв дерево, а вокруг него остались лежать 17 убитых его врагов. Могила Хаджи-Мурата стала зияратом — почитаемым местом. Тело похоронили на месте трагедии, как и положено, а вот то, что происходит с головой объяснить трудно.

Голова Хаджи-Мурата в момент его смерти была отсечена  и уже снятую с плеч ее рисовал художник Корродини.

Русские власти отобрали голову у тех, кто ей владел первоначально, и переслали в Темир-Хан-Шуру (ныне г.Буйнакск в Дагестане), которая считалась войсковую столицей Кавказской армии. Потом заспиртованную голову наиба увезли в ставку наместника в Тифлис. Какое-то время она была выставлена в анатомическом театре на всеобщее обозрение, а затем ее препроводили в Петербург. В Петербурге голова была передана профессору Пирогову, у которого уже имелось несколько подобных экспонатов, на исследование. Так она сначала оказалась в Военно-медицинской академии, а потом — в Кунсткамере, Музее этнографии и антропологии имени Петра Великого.

В письме от 1 мая 1852 г. князю А. Чернышеву Воронцов писал: «…Голову прислали из Закатал, она прибыла, как мне говорили, в отличном виде и находится в госпитале. Любопытство видеть ее… Этот человек – ужас стольких людей и провинций – действительно умер…».

Прочитав донесение князя Воронцова о гибели Хаджи Мурата, Николай I написал резолюцию: “Хорошо, что так кончилось. Вот новое доказательство, как следует доверять этим коварным разбойникам!”.

В наше время было несколько попыток добиться возвращения черепа и восстановления чести наиба. Однако, ни потомки героя, ни сами аварцы, в купе с другими дагестанцами, не могут ни как положить конец этому форменному унижению, длящемуся уже полтора века. Нет и единство относительно намерений, который связаны с дальнейшей судьбы черепа, в случае его передачи в Махачкалу.

В 2000 и в последующие годы, кампанию по возвращению головы Хаджи-Мурата на историческую родину для воссоединения останков и захоронения предприняло руководство Республики Дагестан, Надиршах Хачилаев и лично депутат Государственной Думы Омар Омаров, а за тем и ряд инициативных групп. Так, позже, в Туле была создана инициативная группа, поставившая своей целью восстановить историческую справедливость в отношении заглавного персонажа всемирно известной повести Льва Толстого, национального героя Дагестана Хаджи-Мурата. Инициативу поддержали Музей-усадьба Л.Н.Толстого “Ясная Поляна”. Было поданы иски в суд.

Тогда голову кавказской легенды захоронить не удалось, но череп Хаджи-Мурата исключили из состава государственной части музейного фонда Российской Федерации. Однако с утратой статуса музейного предмета он остался объектом федеральной собственности и так и не попал к родным потому, что руководство Дагестана медлило с дальнейшими действиями по скольку не была уверена в том, какою будет дальнейшая участь черепа.

Деликатность вопроса упиралась и на декларативный характер братства с Азербайджаном, где захоронено тело наиба и отсутствие окончательного, единогласного и согласованного с родственниками, официальным Баку, дагестанцами, джарцами, Москвой решения о судьбе черепа. Например, Баку, устами исследователя Иванова, задавала тон "целесообразности" перезахоронения тела наиба и переноса его из Закатальской округи в Шеки. 

В 1958 году могилу Хаджи-Мурата обследовала археологическая комиссия Академии наук Азербайджана во главе с Мамедали Гусейновым. В ходе обследования было выявлено, что в могиле находятся останки человека без черепа. Комиссия также выявила, что кости левой ноги повреждены – Хаджи-Мурат хромал из-за того, что его левая нога была сломана и была короче другой.

Могилу Хаджи-Мурата обследовали в 1980-х годах и еще раз подтвердили, что там покоится именно этот деятель.  В 2001 году Национальная Академия наук Азербайджана издала перечень исторических памятников «Корпус эпиграфических памятников Азербайджана», куда вошел и этот объект.

Джарцы, в свою очередь, первыми установившие у себя памятник легендарному имаму Чечни и Дагестана Шамилю, а так же бережно охраняющие могилу нуцала Уммахана Аварского (Великого), считают (как минимум), что череп должен быть захоронен на месте, где захоронено тело наиба, а в случае, если возникнет необходимость потревожить могилу, то предлагают захоронить его в Джарском пантеоне Славы у джарского Маздика в Закаталах, рядом с нуцалом.

Джарцы славятся исключительным и отличным от других решением известных проблем, что (вероятней всего) связано со столь же исключительным и отличным от других местом, которое занимают в истории.


Тем временем, в социальных сетях распространяются и мнения противоположного рода - некоторые  считают нецелесообразным увековечивать Хаджи-Мурата в Азербайджане. 

Кстати, в Кунсткамере Санкт-Петербурга так же хранился череп «казахстанского батьки Махно» Нурмагамбета Кокембаева (более известного как Кейки Батыр), возвращения которого в прошлом году потребовал Казахстан. В итоге, 6 октября 2016 года череп Кейки Батыра был доставлен в Астану. Так что прецедент создан, хотя случай Астаны  - это простой случай и не сравниться с той, в которой находится вопрос Хаджи-Мурата. 

Как говорится, "Поживем и увидим!". 


Кстати, в ноябре текущего года должны начаться съемки фильма по повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат». Режиссером фильма станет Вадим Дубровицкий, имена исполнителей главных ролей пока держат в тайне.

Мы же, в свою очередь, хотим представить своим читателям (в свете поднятой темы) публикацию января 2015 года на страницах "Вести Кавказа", где собеседники журналиста (О.Кусов) отвечают на актуальные еще сегодня вопросы о наибе.

***


Музейная тайна на грани кощунства

Музейная тайна на грани кощунства

Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук (первоначально – Кунсткамера) считается одним из богатейших музеев мира. Тем удивительнее для представителей научных и творческих кругов Кавказа отношение его руководства к хранящемуся в музее черепу легендарного наиба Хаджи-Мурата.

Если для музейного руководства – это лишь один из бесчисленного множества экспонатов (по некоторым данным их 1883412), то для кавказцев – часть останков одного из самых почитаемых горцами национальных героев XIX века.

Свое несогласие с хранением черепа наиба в фондах выражают и представители петербургской интеллигенции.
Краевед, исследователь мусульманской истории Северной Пальмиры Альмира Тагирджанова в беседе с "Вестником Кавказа" высказала мнение, что в конце XIX века демонстрация черепа врага империи могла иметь политический смысл, который более чем не актуален сегодня.

- Надо поинтересоваться у ученых, сотрудников анатомического музея, медиков - может ли представлять сейчас научную ценность череп. Прошло столько лет! Я бы поинтересовалась и мнением богословов – что они думают по этому поводу. Как женщина, краевед, коренная петербурженка (моим корням здесь уже 200 лет), я считаю, что тему нужно закрыть. И, конечно, черепу наиба не место в музее.

- То есть, вы считаете, что его надо захоронить?

- Конечно!

- У вас будут оппоненты. Они скажут, что он нужен для науки.

- Это, наверное, много лет назад, может быть, кому-либо было нужным.

- А могло быть это нужно тогда властям в политических целях?

- Ну а как иначе? Тогда (в 1852 году – прим. «ВК») лишь таким образом могли предъявить доказательство, что враг побежден, что такого человека больше не существует.

По совету Альмиры Тагирджановой, мы решили обратиться к специалистам, исследующим русско-кавказские отношения. Звонок в Петербург – старшему научному сотруднику отдела этнографии Кавказа Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого Макке Албогачиевой.

- Макка, как вы считаете, череп Хаджи-Мурата представляет сегодня ценность для науки?

- Абсолютно убеждена, что никакой ценности для науки он не представляет. Тем более что реконструкцию черепа наиба Герасимов сделал много лет назад (советский антрополог, археолог и скульптор, доктор исторических наук Михаил Герасимов по черепу воссоздал облик Хаджи-Мурата в 1964 году – прим. «ВК»). И даже если бы череп представлял какую-то ценность, да такую, что и с ней нельзя расстаться… его так нельзя хранить. Скорее всего, думаю я, что все это связанно с тем, что музейные коллекции в последние годы, как мы видим, не передаются и остаются в фондах.

- Вы считаете, что пока невозможно захоронить череп? А по каким причинам?

- Я думаю, что это все-таки было бы возможно, но кто и что за этим стоит, мы не знаем. Неоднократно к Юрию Кирилловичу (Юрий Кириллович Чистов – директор Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого – прим. «ВК») приезжали люди из Дагестана и Азербайджана, они обращались с просьбой вернуть этот череп. Мы неоднократно к нашему руководству обращались, но как такового ответа не получили. Тем более что череп Хаджи-Мурата списан. И акт о списании этого экспоната существует. Имея этот акт, я думаю, что можно было бы спокойно передать череп.

- А где он сейчас находится?

- Он у нас в фондах. Мы его никогда, естественно, не видели, и в каких именно фондах и где он, я об этом ничего не знаю. Заведующий нашим отделом Юрий Юриевич Карпов занимается Дагестаном всю свою жизнь. Он ездит туда много лет подряд и, естественно, каждый раз ему этот вопрос задают. И люди оттуда к нам едут без конца - в год по несколько делегаций. Но почему не возвращают, мы не знаем. Может быть, я не знакома с полной информацией?

- Как следует, на ваш взгляд, поступить с черепом: захоронить его или отложить этот вопрос, или может быть, вывести обсуждение на какую-то другую орбиту?

- Мне кажется, его обязательно нужно вернуть на Кавказ. И как люди верующие, мы понимаем, что такое не должно быть. В XXI веке хоронить череп, привезенный очень давно - кощунственно. Считаю, что вообще это бесчеловечно.

А теперь - звонок в Дагестан, первому заместителю министра по национальной политике республики Зикруле Ильясову.

- Зикрула Зиявдинович, не пора ли захоронить череп Хаджи-Мурата?

- Уже лет 15 прошло, как был поднят этот вопрос. Достигнуто решение Министерства культуры России об изъятии черепа из музея в Петербурге (Приказ Минкультуры Российской Федерации от 12.10.2000 N 587 «Об исключении музейного предмета из состава государственной части Музейного фонда Российской Федерации и учетной документации Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого» за подписью Михаила Швыдкого – прим. «ВК»). Было решено похоронить там, где положено. Но есть у этой проблемы нюансы. Тело Хаджи-Мурата захоронено в Азербайджане. Еще не до конца решен вопрос о том, как соединить останки.

- Соединить на территории Азербайджана или Дагестана?

- Хотелось бы его прямым потомкам перевезти останки сюда и захоронить их на родине. В Дагестане есть республиканский фонд, занимающийся этим вопросом. Такая работа идет. Но в силу различных причин, в частности, экономических, не все получается, но вопрос этот не снимается с повестки дня.

- Позиция Дагестана, значит, следующая: «тело» и «голова» должны быть захоронены в Хунзахе?

- Да. Но окончательного решения такого нет, есть желание потомков и некоторых представителей республики. Но, если думать о пользе в отношениях между Россией и Азербайджаном, то можно это и там захоронить. Это требует обсуждения. Все точки над i не поставлены.

- То есть, в Дагестане нет четкой позиции – только на родине, в Хунзахе?

- Нет.

***

Категория: В мире | Просмотров: 174 | Добавил: Alazan | Теги: наиб, история, музей, череп, махачкала, Азербайджан, дагестан, чеченя, кадыров, хаджи-мурат
Всего комментариев: 0
avatar
Контакты
RedАкция
191024, Saint-Petersburg,
Mytninskaya st., 1/19



info@alazan.su
Mirum
sample map